?

Log in

No account? Create an account

Пять лет в августе. Год 2011. Проверка на прочность.

Фото Тихонова А.

  Итак, по результатам предыдущего года, в планах  следующей экспедиции были прохождение меандра в Злате и новая попытка прорубить лёд в забое Хвоста Дракона - по нашим прикидкам её продолжение могло вывалиться в СарГУ-100 (пещера, найденная саратовскими спелеологами в 2008 г. и пройденная на тот момент на 180 м), что дало бы первую систему на Урупском плато.

  В этом году с нами впервые поехали Антон и Гриша. У нас было зубило и твёрдая решимость пройти меандр. Однако Злата нам приготовила сюрприз: ледяная узость оказалась засыпана свежим снегом.Такого поворота мы не ожидали, пришлось возвращаться, чтобы прийти на следующий день с лопатой.

Самострел Штирла в уже раскопанной ледяной узости

  Поскольку времени до контрольного срока оставалось много, по дороге в лагерь мы с Гришей заглянули в Хвоста - посмотреть как дела у ребят. Сразу за входняком, в зальчике для переодевания находим вещи наших товарищей и решаем попить чая и обожрать их на шоколад. За реализацией этого коварного плана нас застает Татьяна. От неё узнаём, что при пролезании узости старенький комбез Пина развалился буквально на части, оставив Вовку на той стороне сырой шклевотины в исподнем. Несколько минут живо обсуждаем это событие. Прерывает наше веселье Танюха, напомнив, что Пин там мёрзнет и может попытаться вылезти так. Отдаю свой комбез, и она исчезает с ним во мраке пещеры. Гоняем чаи с Гришей, когда возвращается команда разведчиков в полном составе. За чаем делимся новостями - удивившись пробке снега в Злате, ребята рассказывают что в Хвосте в целом лёд заметно подтаял, однако забой по-прежнему выглядит монолитно. Договариваемся назавтра повторить вылазку - мы с Гришей, вооружившись лопатой, пойдем в Злату копать снег, а ребята попробуют пробиться через лед здесь. Собираемся в лагерь, коллективно подтрунивая над незадачливым Пином. Добродушный Вовка не обижается и даже шутит в ответ.


Гриша готовится к спуску в Злату. Фото Папкова А.

Следующие два дня общими усилиями, сменяя друг друга «на лопате» копаем снег перед узостью.  На второй день раскопок наша с Гришей смена пробивается наконец  через пробку.  В целом, снежная обстановка по сравнению с прошлым годом сильно изменилась -  приходится делать навеску по-новому, что отнимает порядочно сил, поэтому к Слонику спускаемся под конец контрольного времени.  Здесь нас ждёт неутешительное зрелище: меандр под завязку забит снегом. Даже Слоник укрыт им. Показываю Грише его примерное расположение и предлагаю поверить, что он там есть. Забегая вперёд скажу, что Слоник так до сих пор и не открылся. Получается,  его видели только мы вдвоём – я и отец. Некоторые уже сомневаются, что это плод наших фантазий. Времени на раскопки меандра практически не остаётся, поэтому идём в лагерь, отложив их на следующий выход.

  Вечером в лагере обсуждаем наши скромные успехи в Злате. На завтрашний вечер у нас намечено «Хохлопати» - в гости к нам на борщ и сало должны прийти друзья из Донецка, забросившиеся к Ростовской накануне.  Общим советом решаем следующий день устроить разгрузочным – отдохнуть от копания и попытаться продолбить лёд в забое Хвоста при помощи нашего нового зубила.

  Утром 15-го августа втроём с Татьяной и Гришей выдвигаемся в Хвост, прихватив шанцевый инструмент.  Через час  вслед за нами должны пойти наши фотографы. Очередную попытку прорубиться ледяной «забой» отразил с прежней лёгкостью - монолитный лёд крошится неохотно и очень медленно. Попытка обойти его по меандру верхом ни к чему не привела: защемившись за очередной поворот, Гриша констатировал, что дальше нужно уже снимать каску, но расширения по-прежнему не предвидится.  Если уж ему тесно, то мне там ловить тем более нечего – в последний поворот, пройденный Гришей, я не вписался.

Антон вылезает из "забоя". Фото Тихонова А.

Возвращаемся в основную галерею, где вовсю идёт таинство фотосъёмки.  Вылезая в распоре между стенкой и льдом, обращаю внимание на странные образования явно органического происхождения. Подоспевшие биологи радостно узнают в них какашки какого-то мелкого зверя, проросшие грибами. Любитель прекрасного Штирлиц тут же мостится рядом для макросъёмки. По возвращению в город Лёха отправил этот кадр на конкурс подземной фотографии какого-то прибалтийского спелеоклуба, где он в разделе «Неформат» уверенно обогнал в зрительском голосовании какую-то голую девицу, скучающую над лужей.

Шедевр макросъёмки: какули проросшие грибами. Фото Тихонова А.

  Оставляем фотографов экспериментировать во мраке пещеры и уходим наверх, в лагерь – готовить борщ  и ждать гостей.

Групповое фото с донецкими друзьями. Фото Дмитриченко А.

  Следующее рабочее утро  по понятным причинам   у нас начинается после полудня – снова вдвоём с  Гришей идём в Злату, решительно настроенные пройти наконец дальше. Показываю ему фронт работ, но в душе меня терзают сильные сомнения: я помню ширину меандра и с трудом представляю, как в нём можно копать лопатой с полуметровым черенком. Однако, не показывая своих сомнений, оставляю Гришу работать, а сам лезу ещё раз в вертикальную щель -  проверить её на проходимость. В этот раз она мне уже не кажется безнадёжно узкой. Немного пошоркавшись в ней, нахожу-таки правильное направление и приспускаюсь на полочку полутора метрами ниже. Обрадованный открытием, зову Гришу. Вдвоём мы цепляем пару петель за естественные опоры и привязываем верёвку. Проскочив через бутылочное горлышко, спускаюсь через несколько метров на заснеженный пол вполне просторного меандра, который манит ближайшим поворотом. Жду Гришу и предлагаю ему первым идти за поворот, почувствовать первопрохождение. Лезу за ним в распоре, но в скорости утыкаюсь в его спину. Дальше меандр расширяется, образуя 3-метровый уступ. Здесь уже нужно вешать верёвку. Лезу в транс за пробойным комплектом, но его там нет. Рассчитывая на длительные раскопки, я забыл его прихватить с собой. Снова нужно возвращаться, только теперь из-за собственного раздолбайства и перед открытым продолжением дыры.

 Так как времени ещё достаточно, решаем заглянуть к ребятам в Хвост Дракона, посмотреть как у них идут дела с топосъёмкой неотснятых в прошлом году закоулков.  Обрадовавшись нашему появлению, ребята рассказывают, что в дальнем конце галереи протаял вполне проходимый ползун,  лезть в который они не стали, справедливо опасаясь соскользнуть в вероятное вертикальное продолжение.

Протаявший ход в Хвосте Дракона. Фото Тихонова А.

Пока отец  командует Татьяной и Антоном, снимая ответвление в забой, вдвоём с Гришей идём в дальний конец галереи. Здесь мы с Татьяной были в прошлом году, но тогда далеко уползти не получилось. Теперь ход стал явно шире. Ложусь на лёд и, загребая руками как матёрый аллигатор, легко уползаю по слабонаклонному ледяному полу невысокого хода. Через десяток метров подползаю к повороту, здесь уже можно даже сесть на корточки. Передо мной локальное сужение, за ним – чернота. Протискиваюсь в сужение наполовину, пытаясь разглядеть что дальше. По всему выходит, что наш ход вываливается в просторную галерею. Аккуратно выползаю из ледяного «окошка» и соскальзываю руками на пол. Так и есть – галерея уходит налево и направо. Правая часть выводит нас к вертикальному колодцу наверх, в створе которого видно облака и послеполуденное солнце. Есть ещё один выход на поверхность. Идём в другой конец, где утыкаемся в широкий колодец вниз, залитый на подходе толстой коркой льда. Бить спиты особо некуда  - кругом рухляк либо толстый лёд, да и нечем. Но нам везёт – около стены находим огромные «песочные часы». Тщательно их попинав, убеждаемся в крепости и вяжем к ним верёвку. Цепляю спусковуху и иду вниз. Верёвка ложится на перегиб, но он весь в гладком льду, так что нестрашно. Через несколько метров спускаюсь на дно колодца – полностью забитого глыбами и обломками известняка. Видимого продолжения нет. Вероятное продолжение хода перекрыто толстым ледяным натёком. Несколько минут ищу тягу с зажигалкой по всем щелям, но безрезультатно. Что ж, подождём ещё годик, может дальше протает. Завязываю на верёвке у самого пола узелок, чтобы измерить глубину колодца и ухожу наверх.

   Возвращаемся к народу, у них ЧП: разглядывая в полумраке нарисованный абрис, отец поднёс пикетажку близко к пламени карбидки и подпалил. Пока заметил и затоптал огонь, часть данных сгорела, поэтому они заняты восстановлением утерянных замеров. День близится к концу, пора возвращаться.  В лагере ждёт Штирлиц, коньяк и вечерние посиделки, так как сегодня – день рождения Антона. Об этом событии конспиратор Штирлиц сообщил нам всего за несколько дней до, поэтому подготовиться толком мы не успели. Посовещавшись в отсутствие именинника, решаем назвать только что пройденную в Злате узость «С днём Рождения, Антон» (узкость Нежлепши к Нароженинам, Антонин, чешск.). От руки по памяти дорисовываю на имеющейся топе Златы узость и меандр за ней и в торжественной обстановке вручаем этот документ Антону с пожеланиями непременно побывать в ней и не застрять при этом.

Обычная температура Загеданских пещер. Фото Тихонова А.

Следующим утром тщательно готовимся с Гришей к первопроходу. Несколько раз проверяем запас верёвки, спитов и наличие пробойного комплекта. К полудню, завершив сборы, выдвигаемся к Злате.  На уступе за узостью мы договорились повесить 10-метровый конец, поэтому вынимаем провешенную до этого сотку. Снова смотрю на узость и снова у меня возникает желание сделать её чуточку комфортнее и шире: в самом удобном для просачивания месте висит отслоившаяся плита килограмм этак на пятьдесят. Пинаю её ногами и замечаю ощутимый люфт. Кажется, дело уже не столько в удобстве, сколько в безопасности. Минут 15 вдвоём пинаем и расшатываем её, пытаясь оторвать от коренной стены, обстукиваем молотком по периметру. Наконец, просовываю клювик Там-Тама в щель между плитой и стенкой и как рычагом отрываю её от стены. В тот же момент с жалобным звяканием от ручки отделяется молоток и улетает вслед за плиткой во тьму меандра. Петцль, такой Петцль. Поиски молотка под уступом ни к чему не привели, снова мы перед продолжением без молотка. День сурка, да и только. Уже даже не смешно.  Единственный светлый момент – возвращаемся в кои-то веки в лагерь по солнцу.

Оставшийся в руках Petzl.  Tam-Tam остался где-то там. Фото Тихонова А.

Вечером обсуждаем вредный характер Златы, которая никак не хочет нас пускать дальше.  Кажется, нам нужно немного отдохнуть, дабы разорвать этот круг неудач. Решаем следующий день потратить на обучение Антона и другие хозяйственные дела. В Злату вызывается сходить Штирл – пофотографировать Красивый Тупичок, компанию ему решает составить отец в надежде откопать Слоника.

  День отдыха проходит без новостей, что вселяет сдержанный оптимизм. Гоняем Антона по тренировочному камню и готовимся к завтрашнему массовому выходу: мы с Гришей идём дальше, а Татьяна со Штирлом назначаются ответственными за погружение Антона в узость.

(без названия)
Ещё пока бодрый Штирлиц уходит в Злату. Фото Липченко С.

128-й спуск Антона на "банане". Фото Ефимовой Т.



Штирлиц за работой около Слоника. Фото Липченко С.



Где-то под этими снежными кирпичиками есть Слоник. Честно-честно. Фото Тихонова А.

Утром 19-го августа, прихватив вместо сломавшегося Там-Тама небольшую кувалду, уходим знакомой тропой за перевал. С форой в час вслед за нами идут ребята.

  В этот раз узость проходится заметно легче, молоток погиб не зря. Вяжем булинь за огромный камень и Гриша колотит перестёжку над уступом. Пол уступа – огромная плита, расклиненная в расширении меандра, дно которого – чернота. Фонари не высвечивают дна, камни летят несколько секунд и с глухим стуком падают далеко внизу. Меня захлёстывает эйфория – вот он объём! В наиболее удобном для протискивания вниз расширении  меандра бью спит. Цепляю верёвку и просачиваюсь в это очко. Ноги висят в пустоте без каких либо опор. Спрашиваю скорее у себя, чем у Гриши: «А как мы будем заползать обратно в него?». Переглядываемся и резюмируем: «Как-нибудь заползём!»
   Бодро выжимаю рычаг спусковухи и проваливаюсь на несколько метров вниз. Осматриваюсь и вижу, что оказался посреди округлого колодца, стен которого не достать, а низ теряется в многообещающем мраке. Потихоньку выдавая верёвку правой рукой, еду вниз. Слышно лишь шорох выходящей из транса верёвки и поскрипывание ножных петель системы. Когда уже рука устаёт выдавать верёвку в спусковое и появляется лёгкое беспокойство хватит ли мне верёвки,  плавно сажусь на снежный конус. Навскидку, колодец не менее 25 метров. Наверху еле виден фонарь Гриши.

Спуск спелеолога. Вид со дна 32-метрового колодца. Фото Папкова А., 2012 г.

  Пещера уверенно сыпучей наклонкой идёт дальше – к очередному вертикальному уступу в узкой диаклазе. Спускается Гриша,  деловито бьёт спит  и уходит дальше. Услышав заветное «Свободно»,  цепляюсь к верёвке и скатываюсь вслед за ним. На очередном уступе, где меня ждёт Гриша, вижу:  вывалились в приличные объёмы. Ощущения, будто стою на балконе – впереди и внизу чернота, в которую улетают брошенные нами камни, чтобы через пару секунд отозваться восхитительным эхом. Здесь наконец кончается наша сотка, приходится сращивать верёвки в карабине на спите. Последнего 25-метрового куска с небольшим запасом  хватает, чтобы спуститься на дно большого зала. Бросаю взгляд на часы – до контрольного времени около 1.5 часов. С криком: «Полчаса на разграбление города!»,– устремляюсь в темноту. За это время успеваем пробежать зал в оба конца – он оказывается более 100 метров длиной, с большим количеством глыб и валунов на полу и 7-метровой сыпучей плотиной, состоящей из гальки и валунов, с которой я чуть было не рухнул. Посреди зала в глубокой  воронке вертикально торчит глыба известняка, напоминая известный пошлый спелеологический анекдот (http://nss2001.narod.ru/artan.html №3). Видимых продолжений вниз не находим – только пару восходящих ходов, но нас это не смущает – мы скоро вернёмся с более тщательным осмотром.

Спуск в зал. Фото Папкова А., 2012 г.

Окрылённые долгожданным успехом, налегке убегаем наверх. На выходе, как и предполагалось, приходится покорячиться в очке над колодцем: спит я забил максимально низко, опоры под ноги нет.  Зависнув по грудь в узости, долго мучаюсь с перестёжкой жумара и кроля. С помощью Гриши, неведомо как заползшего сюда до меня, спустя несколько минут всё-таки мне удаётся выбраться.
В лагерь возвращаемся с опозданием, за что получаем суровый выговор, однако глядя в наши горящие глаза и услышав наш рассказ, отец перестаёт хмуриться.

  Экспедиция близится к завершению, подходит пора вынимать снаряжение из Златы.  Договариваемся на следующий выход идти двумя двойками: мы с Гришей побежим вперёд – улучшать штурмовую навеску, а отец и Татьяна пойдут с топосъёмкой следом за нами. Первым под землю уходит Гриша, ныряю за ним. Над колодцем решаем переделать навеску, чтобы больше не корячится при подъёме. Пока бьём спиты, нас догоняет команда съёмщиков. Доделав перестёжку, Гриша со свистом уезжает вниз. В щели пола еле виднеется свет его фонаря, когда снизу слышится «Свободно!» Осознав всю глубину нашего «падения» после колодца, Танюха начинает заметно нервничать. Пытаюсь её успокоить подтруниванием и шутками, но выходит не очень. Тогда на помощь приходит  отец и кусочек сникерса.  Спускаюсь в колодец, чтобы принять конец рулетки для промера его глубины. Когда 30-метровая рулетка полностью размотана, с трудом вытянутой рукой достаю до её конца. Получается, глубина колодца 32 метра.

К моменту, когда все спускаемся в зал, нас снова охватывает радостный мандраж. Разбредаемся по залу, шумно восхищаясь объёмами и редкими натёками. Под дальней стеной зала находим глыбу с красивой щёточкой горного хрусталя - ярким свидетельством того, что зал заложен по контакту с некарстующимися породами.


Горный хрусталь. Фото Папкова А., 2012 г.

Ищем продолжение пещеры вниз, но и как в первый раз – не находим. Привлекают внимание восходящие ответвления в конце зала за плотиной.  Первый с натёком льда оказывается восходящим узким меандром с красивыми музыкальными сталактитами. Поднявшись на несколько метров в распоре, признаю его малоперспективным – меандр сильно сужается и зарос красивостями, ломать которые не хочется.  Второй ход – крутонаклонная гладкая труба с натёками мраморного окраса. Прошлый раз здесь восходить мы не решились: труба кажется очень скользкой.  Долго смотрю на трубу и всё же решаюсь попробовать. Оказывается, не очень скользко. Распираюсь о стены и поднимаюсь всё выше. Вот и конец: окно в круглый просторный колодец. Внизу виднеется дно, в потолке несколько круглых дыр. Будто очутился в сыре. Нужно вешать верёвку, но время уже поджимает, а экспедиция заканчивается.  Снова до следующего года.  Снимаем зал и на выход, где нас под холодным дождём терпеливо ждут Антон с Лёхой, пришедшие помочь донести верёвки и снарягу до лагеря.

   В контрольное время мы сильно не уложились, но на их лицах нет и следа досады – ребята горячо и искренне  рады благополучному завершению и новым перспективам дыры.

  По результатам топосъёмки глубина зала оказалась 150 м, колодец назвали Злата Дрёма (чешск. Золотая Дрёма) – по созвучию с песней-гимном нашей экспедиции 2011-го года.

Топосъёмка златы по итогам экспедиции 2011 года

Впереди новые планы и новые открытия в Злате – в этом никто из нас уже не сомневался.

Фото Тихонова А.

Comments

Эх, давно это было...